Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:41 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Скоро Новый год (удивил читателей, бугага). И снова, в который уже раз подряд, я с некоторым удивлением слышу в своем предновогоднем настроении какие-то панические нотки.
Не знаю точно, в чем тут дело. Может быть, что работы под конец года в разы больше обычного, и вся она очень срочная и не сделать ее невозможно. Или в том, что вопрос с деньгами решается окончательно не в последний момент, а после работы, то есть в самый последний-распоследний момент. А потом еще подарки успеть купить (когда, ептыть! чтоб не на скорую руку, а от сердца!).

Каждый год - одно и то же. Кругом лица счастливые, джингл беллс, елка и все такое прочее, а у меня такое ощущение, что Дед Мороз на своей оленьей упряжке мчится, размахивая кнутом и хищно улыбаясь, прямо на меня, и я не знаю, удастся ли мне в этот раз увернуться.

Хотя... ну, до сих пор удавалось, и сейчас все будет хорошо, наверное. Все лучше, чем полный похуизм и отсутствие настроения.

09:42 

Эх, в Каноссу - да на танке!
А я опять телевизор недавно смотрел, ага :shuffle:
Причем снова какую-то хрень. Только на этот раз не анимешку, а новости. Программу "Время", кажется. Зачем смотрел, спрашиваете? Не, ну мало ли, может, на самом деле силы Зла уже лет пять как захватили Мордор, Гондор и Костромскую область, а я не в курсе.

Полчаса диктор распинался, какие ахуенные проблемы в Москве с пробками. Усердные корреспонденты съездили аж в Лондон и Гонконг, рассказали нам, телезрителям, как там дела. А я сидел и не мог понять двух вещей. Во-первых, неужели москвичи в своем снобизме дошли до такой степени идиотизма, что всерьез думают, что проблема пробок в Москве волнует всю Россию? Причем волнует до такой степени, что на эту тему нужно распинаться аж целых полчаса? Судя по озабоченной роже диктора, они на самом деле так думают. Капец.

Во-вторых, я не вкупился, у них что, метро закрыли, или что? С неподдельным ужасом и искренним надрывом какой-то перец в смокинге рассказывал, как он от ВДНХ докуда-то аж целых пять часов добирался. Сядь в метро, долбоёб, и через полчаса ты на месте! Я понимаю, конечно, бывают ситуации, когда машина нужна. Например, когда я последний раз в Москве был, настолько с Натусей заболтался, что на поезд опоздал. Пришлось на такси до Владимира ехать (кстати, за три тыщи рублей доехал; драйв был тот еще, адреналину на весь отпуск нахапался). Но, блин, какого хера столько автолюбителей на дорогах? Им что, всем срочно во Владимир надо?

А дело-то, скорее всего, в том, что, по мнению москвичей, в метро ездят гастарбайтеры, лимита, гопота, всякие лузеры и Том Семерка вместе с ними. А москвичу впадлу на метро ездить. Он будет пять часов изъебываться в пробках, но, сцуко, подрулит к крыльцу своего офиса на новеньком форде. И после этого москвичи еще удивляются, чего это они так всех раздражают. Немудрено: понтов как у Дьябло, а бойцы никакие... :lol2:

18:28 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Когда для того, чтобы сохранить отрицательное отношение к человеку, приходится прилагать какие-то усилия (например, ворошить память, вспоминать сказанные слова, действия и ты пы), то лучше, мне кааца, вообще отказаться от отрицательного отношения. Потому что принципиальность и последовательность - это одно, а злопамятность - совсем другое.

Тем более что человек в самом деле, может быть, много чего переосмыслил и передумал. Всяко может быть. Человек-то умный.

Дело не в том, что мне от него что-то надо. Абсолютно ничего, на самом деле. Просто не хочу я больше носить ведро камней за пазухой. И очень рад был бы избавиться от него.

И если злобный гном внутри меня (есть там место и такому персонажу, что там скрывать; я не настолько самовлюблен, чтобы отрицать это), начнет пихать меня острым локтем в бок и пенять: "Ты что, все забыл, что ли? Ты что, не помнишь, как...", я его перебью и скажу: "Неа, не помню. И вообще, надоел ты мне. Сиди тихо, а то выгоню"

09:47 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Все-таки хорошая у нас семья :)

У Олега на подбородке шрам (кот Римус поцарапал, довольно сильно). Сидим за обеденным столом: Олег, мама с папой и бабужко в гостях. Едим оленьи отбивные с брусничным соусом. Бабушка внимательно рассматривает внука, долго вздыхает и наконец спрашивает:
- Интересно, этот шрам у него на всю жизнь? А, Олег? Вот ты вырастешь, женишься, а невеста на свадьбе у тебя спросит: откуда у тебя, дорогой, этот ужасный шрам?
Олег не может ответить, у него рот забит (да и вообще он пока не знает, кто такая невеста и чего от него вообще хотят). Зыркает на матушку. Ответь, мол. Ну, Оксана, недолго думая, откладывает вилку и выдает:
- Он ответит: "Дорогая, не обращай внимания. Когда мы на старушке "Инфанте" прошлой весной проходили мыс Доброй Надежды, Джонни Смит по прозвищу Кракен слегка зацепил меня своей абордажной саблей"
Бабушка сидит в полном ахуе. Когда к ней возвращается дар речи, она говорит:
- Совсем вы тут в Салехарде с ума посходили...

18:01 

Моя первая в жизни рецензия на что бы то ни было :)

Эх, в Каноссу - да на танке!
Все вокруг с ума сошли от этого аниме. До прошлых выходных я на эту тему особо не высказывался, потому что боялся попасть в положение человека, который спорит о вкусе ананасов с теми, кто их ел. По сути, аниме для меня ограничивалось несколькими минутами просмотра Сейлормун (делать в тот день мне было нечего абсолютно, ага) и кратким знакомством с названиями анимешек, которые мне скороговоркой выпалила Глайт и звучание которых на первый взгляд (да и на второй тоже) не сулило нихрена хорошего. Ну сами посудите, что хорошего можно ожидать от фильма с названием, допустим, "Цельнометаллическая тревога"? Да, собсно, "Х" тоже звучит как-то... неоднозначно. Не в смысле "хуй", а просто... неоднозначно, в общем. Как будто кто-то заманивает меня, как в дешевое кино без возможности вернуть деньги за билет. И причем заманивает топорно, будто приставучая ростовая кукла цыпленка с улицы в гриль-бар за углом.
Не, говорил я себе, я все понимаю, вполне возможно, там проблемы какие-нить аццки полезные для обдумывания поднимаются. Коаны, так сказать. А все эти бешеные глазенки в поллица - это что-то типа символизма. Пикассо с Малевичем на восточный лад. И некстати мне ржать над искусством, от которого умная и тонко чувствующая девочка Глайт (неравнодушное отношение к миру и открытая душа которой, кстати, меня на полном серьезе иногда повергает в трепет) плачет и в думки впадает. Я, может, устарел просто морально, не могу вкупиться. Да и во что вкупаться, собсно? Я ж не видел нифига, кроме этой долбаной луны в матроске! Даже о покемонах только слышал от сына Ромки.

Но вот свершилось! Я посмотрел "Призрака в доспехах". Гхост ин шелл который. Ну и пофиг, что 95го года выпуска анимешка, зато культовая (судя по тому, что аж сам Гордон ее в "Закрытом показе" решил по полочкам разобрать). Так что если уж где и увидеть глубину мысли, так это в этой анимешке.
Ну, посмотрел. Сначала думал и действо Гордона для полноты картины посмотреть, как там умные люди делятся своими взглядами на неоднозначный фильм. Но умные люди с первых слов начали сраться, как Том Семерка с Паладином, а я по опыту знаю, что там, где все начинается со срача, заканчивается мордобоем и никаких умных мыслей в промежутке. Поэтому телик выключил, взял сигареты, сел у окна и задумался (кстати, небольшое отступление: вопреки тому, что я на каждом углу ору, что телевизор - это писец вредная штука и не стоит ни рубля из потраченных на его покупку денег, он у меня-таки есть; заботливая теща не поленилась припереть его аж за 60 км, чтобы зять с дочкой были современными людьми, которые в курсе событий, а не превращались в недобитых равнодушных к политической жизни космополитов; так он и стоит на холодильнике, покрывается пылью, бедолага).
На осмысление фильма у меня ушло сигареты четыре, из которых половина ушла на выкорчевывание из головы пораженческой и неконструктивной мысли "опять наебали!". И вот что я осмыслил и надумал.
Во-первых, я не стану осуждать фильм за обилие бестолковой пальбы и НФ-наворотов. Я читал Гибсона, и эстетика киберпанка мне не чужда. Сам-то я больше, конечно, по всяким эльфам и рыцарям тащусь, но бластеры и ментальные матрицы тоже, в общем, с пивом покатят.
Меня другое раздражает. Данная конкретная анимешка, "Призрак в доспехах" - это своего рода хорошая фэнтези наоборот. Хорошая фэнтези в моем понимании - это хорошая книга, которая способна помочь мне, читателю, увидеть что-то в окружающем меня мире, на что я раньше не обращал внимания и потому хуже в нем (мире) разбирался. Помочь, используя дополнительный антураж и арсенал средств (магия-шмагия, фехтование на мечах и скрип уключин на паруснике, ведомом сквозь туман заговоренной железной рыбкой в руке лоцмана... ну, вы понимаете). При этом все эти длинные уши эльфов, мечи и артефакты из яшмы и тигрового глаза - это все как бы надстройка. Яркие нитки, вплетаемые в узор на ковре. И мне лично не нитки эти и даже не ковер интересны. Меня интересует узор. Суть.
Ну так вот. Я, конечно, могу ошибаться, но только этот самый Гхост, который ин шелл, использует глубокие мысли точно так же, как Сапковский своих эльфов и краснолюдов. Они, мысли и идеи, являются дополнением к пальбе из лазеров-шмазеров, проискам секретных служб и погоням на мусоровозах на фоне небоскребов. И встраиваются в сюжет они такой скороговоркой и в таком отрыве от контекста событий, что у меня создается стойкое впечатление, что они нахрен там, по большому счету, не нужны и присутствуют только потому, "шоп были, а то загнобят".

В общем, не понравилось мне. Я, конечно, по-прежнему гоню от себя мысль выйти на улицу с плакатом "Граждане, будьте бдительны!!! Создатели анимешек зохавают ваш моск!!!". Но если и так, тогда приходится признать, что я по-прежнему нихуя не понимаю в этих ананасах. Хотя вроде бы уже их попробовал...

17:13 

Эх, в Каноссу - да на танке!
В детстве я писал стихи. В шестом классе, если быть точным. Стихи, насколько я помню, были преотвратнейшие, но дело не в этом. Я хотел написать, почему я не писал их в седьмом. И не пишу, за оч.редким исключением, до сих пор.
Матушка моя, педагог с десятилетним стажем, среди прочих своих обыкновений имела одну очень неприятную для меня привычку. А именно рыться в моих вещах и карманах. Она совершенно этого не стеснялась и абсолютно никак не реагировала на мои протесты по этому поводу. Ей, по большому счету, похуй было мое недовольство. Она удовлетворяла свое любопытство.
Однажды она нашла у меня в кармане стихотворение, адресованное одной девочке. Стиль написания и рифмы вызвали у моей матушки-педагога такое неподдельное веселье, что она долго и громко смеялась. Она цитировала особенно ржачные моменты вслух. Мне цитировала. А когда я заперся от этого декламирования в туалете (щеколда на двери моей комнаты мне была не положена и противоречила нашему семейному укладу), она стояла под дверью, продолжая цитировать и весело смеяться.
Это продолжалось примерно час. В конце концов я спокойно вышел из туалета, оделся и собрался пойти на улицу. Моя матушка-педагог попыталась меня остановить. Я прокусил ей руку насквозь и убежал.
Мы на краю города жили. Нашли меня солдаты через три дня, прочесывая лес. Отец у меня, знаете ли, военный, он это дело мог организовать. Я не мог далеко уходить, есть очень хотелось.
С матерью я до самого лета не разговаривал, это где-то месяца полтора.

Вам, в общем-то, навряд ли все это будет интересно, и я вовсе не хочу вышибить у кого-то слезу. Просто я пишу все это для того, чтобы вам понятнее было, что я сейчас скажу. А скажу я вот что.
Сам я без разрешения никогда чужих писем не читаю. И даже когда меня просит почитать сам автор, я чувствую некоторую неловкость. К примеру, когда на Короне-1 Солнечный Пламень дал мне почитать текст авторства Виду Негра, доказывающий ее намерение устроить лично мне пакость в дуэльной ветке, я закрыл это письмо не читая, а сам СП прочно и навсегда упал в моих глазах.
И вот еще что я хочу сказать. Я презираю людей, чья система моральных ценностей позволяет им заниматься чтением чужих личных писем без ведома автора. А людей, которые способны без моего ведома читать мои письма, я ненавижу. Дело не в том, что я что-то скрываю. Спросите меня, и я скажу. Просто я считаю это... увлечение глубоко аморальным.

Ты поняла меня, чуткая, нежная и ранимая?

@настроение: блять, уже день к вечеру, а я все не могу успокоиться

07:23 

Эх, в Каноссу - да на танке!
В очередной раз доказал сам себе, что руки у Тома-дизайнера растут из жопы. Ну и ладно, лень мне переделывать

06:58 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Вчера в дежурке (автобусик такой маленький, на работу и на обед нас возит) впереди меня Катька-строитель (28 лет, примерно 120 кг весом) и Роза Микояновна, бухгалтер (45 лет, той же примерно комплекции) разговаривают про шмотки:
К: А вы уже были в магазине "Легенда"?
Р: Нет, а что там?
К: Там очень большой выбор одежды больших размеров. Качественные вещи такие, красивые
Р: Ух ты! Красивые, говоришь?
К: Да. И блузки, и юбки... мне вот очень понравилось. Молодежных вещей много очень...
Дальше идет пиздеж минут на пять, какие там вещи хорошие и все из себя молодежные. В конце концов Роза выдает:
- Ой, спасибо тебе, Катя. Обязательно туда схожу!
А я возьми и ляпни:
- Точно, Роза, вам только косухи с банданой не хватало!

Похоже, разозлилась. Всю оставшуюся дорогу пыхтела, как паровоз, пока остальные смешками давились. Да, мне похуй. Сука она потому что, котенка моего собакам выбросила.

09:15 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Написать, что ли, чо-нить...
А то, в самом деле, у меня столько постоянных читателей, я аж опух, когда мне показали, где это можно посмотреть. А в дневнике-то и нет ничего, бугага. Читать нечего.

Я, наверное, про все сразу напишу, разом, о как. И если б руки у меня были не крюки, то спрятал свои разглагольствования под такими фишечками типа "читать дальше...", и мои ПЧ могли бы выудить из этого сумбура все, что им интересно, а то, что неинтересно, просто пропустить.

Но, поскольку ничего такого я не умею, я прямо так изложу.

Про Корону.
Много чего говорилось и говорится. Вытянет-не вытянет, заглохнет-не заглохнет. Черт его знает. Но я был бы очень рад, если бы не заглохло. Рад за Ильзу, Стрингера, свою землячку Мору Асвёрк, и еще целую толпу отличных ребят, которым теперь есть где... ну хотя бы собраться. Это тоже немало. Пока на форуме, конечно, суета сует и всяческий флуд. Зато напрягу ноль, хотя, как правильно сказала Натуся, "все четыре угла ринга уже заняты". Ну а игра со временем придет. Очень хочется надеяться.
Рикланд очень мудро сделал, что прислушался к очень мудрому вампирусу. Нахуй эти дневники. Дневники позволяют более плотно общаться в рамках форума, это да. Но дело в том, что это самое общение может быть либо позитивным (и тогда оно вполне логично становится еще более плотным и личным, перетекая в асю), либо негативным. А негатив, он тоже имеет тенденцию развиваться. Но развивается он либо в публичный срач, либо в подковерную возню. И то, и другое ну совсем никому (кроме тех, кто срач воспринимает как вид спорта) не нужно.
В целом, в стихах готов воспеть я хвалу... какие нах стихи, я ж не умею... ну, в общем, Корона фарева! Есть великолепные мастера Асмодиан и Деслорд (который, я очень надеюсь, заинтересован в Короне по причине наличия там квалифицированных игроков), есть игроки, есть чистая атмосфера (ребята, богом вас молю, не проебите!!!!). А значит, есть хорошие шансы на возрождение.

Про Даат.
Ничего плохого про Даат я в ближайшие месяцы говорить не буду. Ни здесь, ни где-либо еще. Во-первых, в этом нет никакой необходимости. Во-вторых, Могидин (ал Рим). А в-третьих - то же, что и во-первых.

Про Овода и Зимку.
"Честно скажу вам, друзья. Я разочарован" (с) Волдеморт, вылезая из котла.
Ну я не то чтобы разочарован, просто не удивили они меня приятно. Так, наверное, точнее будет. Я вполне понимаю, почему бесится Зима. Любую обиду Овода, которую она может увидеть или даже просто вообразить, она возводит даже не в квадрат, а хуй знает в какую степень, и с шотганами наперевес в каждой руке устраивает Апокалипсис. Зима - настоящий друг. Но ебанарот, неужели она до сих пор не понимает, что такими вот демаршами она ему хуже делает? На самом деле они настолько прочно слились в сознании тех, кто их знает, что каждое слово, которое говорит Зима, воспринимается не как то, что говорит лично она, а как то, что говорят они с Оводом. Интересуется ли Зима, нужны ли Оводу Апокалипсисы?

Овод. Вчера я, проявив ахуенную смекалку, ткнул мышкой в единичку рядом со зловещей для меня аббревиатурой URL. Оказалось, у Овода новый проект, просил оценить. Ну, я оценил. Разнес в пыль все, что только можно было. Овод сказал "спасибо". У нас так часто бывает. Но вот что я заметил: новый проект появился аккурат с появлением Новой-Старой Короны. И это еще одно доказательство типичной для него ошибки, принесшей ему и другим людям немало неприятностей. Овод думает, что для того чтобы создать нечто, подобное Короне по успешности, нужно тщательно проработать сеттинг, решить вопрос с техническим оснащением и копирайтами, позвать дизайнера и дождаться, пока народ побежит сломя голову в новый проект. Сколько раз ему говорили, сколько раз он сам на этом обжигался и на грабли наступал, похуй. Он до сих пор не понимает, что форум - это не адрес, не техническая база и даже не оригинальные проекты. Форум - это в первую очередь сообщество людей. Сейчас он стопудов уверен в том, что если техническая и организационная часть будут работать как часы, новый проект ждет светлое будущее. Авотхуй. И в самом ближайшем будущем его снова ждет разочарование (хотел бы я ошибиться, да боюсь, все будет как обычно). Он снова нихуя не поймет и снова будет пробовать стать богом в сообществе убежденных атеистов (а в худшем случае разозлится и покроет матами Рикланда, который если в чем и виноват, так это в желании подарить людям радость). Я уважаю Овода, и потому далек от мысли его жалеть, но это постоянное битье башкой в стену (при наличии дверного проема буквально в паре метров справа) меня уже укачивает...

... продолжение следует. Про Элю хочу написать. Много.

14:09 

Следующая сказка

Эх, в Каноссу - да на танке!
Сказка о мире
Сидел у ворот города дед. Зачем сидел, не суть важно. Может, ложку деревянную выстругивал, может, пикничок мутил на одну персону. Сидел, в общем, у дороги, делом занимался.
А по дороге путешественник в то время шел. Головой по сторонам крутит, интересно ему. В первый раз в этой местности, есть на что поглядеть.
- Здорово, дед. Приятного аппетита
- Здорово. Спасибо на добром слове
- Слушай, я тут в первый раз в ваших краях, спросить хочу.
- Ну спрашивай. За спрос денег, как известно, не берут.
- Ага. Я вот интересуюсь, что за люди в этом городе живут. Добрые ли, злые? Справедливые или так, лишь бы себе хорошо?
Старик прищурился:
- Ну а там, откуда ты пришел, какие люди?
- О, там вообще караул. Не люди, а что попало. Через одного - негодяи записные, хамы, сволочи и быдло приземленное. А те, которые не через одного - мещане, скукотища. Даже поговорить не о чем.
- Ну, тогда тебе у нас привычно будет. Абсолютно то же самое. И злодеев хватает, и подлецов. А уж дураков и бездарей - как грязи.
Путешественник кивнул, вздохнул, и дальше пошел, к воротам города.
Старик не успел за ложку взяться, гля, второй путешественник:
- День добрый, старинушка!
- И тебе не хворать, добрый молодец.
- А скажи мне, дедушка, ты не с этого ли города родом?
- Ну а как же, всю жизнь тут прожил, можно сказать.
- Вот ты-то мне и нужен. Понимаешь, я в этих краях человек новый, как бы впросак не попасть. Ты-то знаешь, может, просветишь меня, что за люди тут живут?
- А у тебя на родине, сынок, какие люди живут?
- Да как сказать, дедушка. Люди-то, они всякие. Бывают, и негодяи встречаются. Но вообще, конечно, по большей части люди добрые, душевные. И помогут, когда надо, и выслушают, и вообще. Хорошие люди, в общем.
- Ну что я скажу? Тут тоже люди неплохие. Тебе понравится.
- Это хорошо.
- Да уж всяко не плохо.
И второй путешественник вошел в город вслед за первым.

А когда он исчез в толпе, стражник у ворот засмеялся, и говорит деду:
- Что ж ты, старый, мозги людям полощешь? Одному так говоришь, другому - наоборот. Кому же из них ты наврал?
Дед ложку облизнул и постучал стражника по шлему:
- Дурень ты, хоть с пикой и в каске. Спроси у них, когда обратно пойдут, правду ли я им сказал. Окружающий мир - лишь отражение того мира, что у нас в душе. Коли сам ты переполнен злом и подозрительностью, будь уверен, мир отнесется к тебе так же. А если с заботой и уважением - будет тебе щастье

14:37 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Сказка о Сером Лучнике
(или, если попроще, об избыточной ответственности)

…Давно это было. Но не раньше, чем поселились в душах людских алчность и зависть. А потому уже в то время строили люди крепости и заставы на границах, чтобы уберечь землю свою и добро от ненасытных соседей. И ни разу не было случая, чтоб эти их усилия оказывались бесполезными. А служба пограничная в тот темный век повсеместно и уважалась, и ценилась.
Неважно, в каком краю, и на какой границе это случилось. На чьей стороне была правда, а кто вошел в легенду черной тенью сил зла. Потому что в тот раз получилось так, как поют барды, а, быть может, пару лун спустя вчерашние стражи справедливости превращались в злобных хищников-волков, рыщущих в поисках добычи по чужой земле. Ибо крепко сидела в душах жадность до соседского добра, и никто не был свят…
Жил в то время один человек, по прозванию Серый Лучник. Серый – по цвету одежд, а Лучник – потому что профессия у него такая была. И хоть стрелял он получше многих собратьев по ремеслу, но не меткостью своей запомнился он людям, и уж тем более не цветом своего капюшона. А остался он в памяти человеческой потому, что всю свою жизнь, до последнего вздоха, хотел он прожить правильно. Так, как велит закон, и как подсказывает ему совесть. А о том, насколько ему это удалось, и поют сейчас в приграничных кабаках да тавернах менестрели, и разыгрывают свои мистерии бродячие актеры-голиарды.
Получилось так, что стремление быть полезным людям привело Серого Лучника к воротам приграничного Замка. Не сказать, чтоб велик был тот Замок. Честно говоря, кроме пары башен да бревенчатого частокола, ничем тот замок не был примечателен. И люди в том гарнизоне были самые обычные. Сержанты – в меру горласты, солдаты – в меру ленивы, командиры – частью чванливы, частью помпезны.
Однако Серому Лучнику не было до этого никакого дела. Он пришел служить своей земле так, как умел, и собирался делать это настолько хорошо, насколько хватит сил.
Внимательно выслушал он наставления ветеранов, и всей душой принял главный закон границы: от того, насколько зорко ты смотришь в ночь, стоя на посту, зависит, сколько из твоих товарищей останутся в живых назавтра, если нагрянет Враг.
Ни разу за все время своей службы не сомкнул он век, стоя на посту. И, как бы ни мешали ему цветные круги в уставшем взгляде, как бы ни ныла его рука, держащая стрелу на чуть натянутой тетиве, очень скоро далеко вокруг разнеслась слава о добросовестном пограничнике, в чью смену даже самый хитрый из вражеских лазутчиков не мог проникнуть на охраняемую им землю незамеченным…
И вот однажды случилось так, что у солдата, который должен был заступить на смену Серому Лучнику, заболела мать. И солдат этот попросил своего товарища отстоять смену за него, зная, что Лучник не подведет. И Лучник согласился, потому что знал, что не может быть внимательным в дозоре человек, у которого случилась беда.
Серый Лучник справился. И пусть в глазах его лопались сосуды, а тисовый лук стал казаться кузнечным молотом, но он и во второй раз ни на секунду не сомкнул век.
Однако и следующий сменщик не пришел: у него была свадьба. Молодая жена никак не хотела отпускать мужа-солдата, а потому на смену он пришел с большим опозданием…
А когда он все-таки пришел, то увидел Серого Лучника. Дозорный был мертв, потому что совесть запрещала ему хотя бы на секунду ослабить внимание, а сердце, пусть даже молодое и здоровое, не выдержало таких перегрузок…
Люди долго и искренне плакали на похоронах Серого Лучника. И больше всех плакала молодая жена того солдата, что должен был заступить ему на смену. Вся округа собрала деньги, и во дворе Замка был поставлен памятник человеку, отдавшему себя ради других, и точку в жизни которого поставил не вражий меч и не стрела, а его же собственная добродетель.

Мораль здесь настолько проста, что бродячие сказочники, которые рассказывают эту историю, никогда даже не упоминают о ней. И только кое-кто из них, что знают больше других, говорят, что прошло совсем немного времени, и статую Серого Лучника переплавили. Потому что в то время Враг был особенно настойчив, а хорошей бронзы на наконечники для стрел катастрофически не хватало…

Шахерезада открыла зубом очередную пивную бутылку и сделала себе пометочку в записной книжке

12:18 

Сказка третья

Эх, в Каноссу - да на танке!

Сказка про зеленый луч

 

Жил-был один человек. Жил, как все, только тем, пожалуй, отличался, что верил в сказки и таинственные истории с самого детства. Открытый был для таких дел человек, веселый. Особенно любил про счастье и удачу слушать. Нет, он и не думал нахаляву все получить, он согласен был убиться ради такого дела вдребезги. Просто знал он, что счастье - дело такое: бывает, всю жизнь стараешься, а оно мимо пройдет, свернет не на том повороте. И потому особенно на сердце ему ложились истории про синюю птицу, клады и встречи с богами (что, как известно, счастье человеческое в кармане носят).

Любил он эти вещи с детства, и, повзрослев, сохранил свою веру в чудеса. Ну а как без счастья человеку, сами подумайте? Бывало, пройдет по улице старик-сказочник, а герой наш вместе с ребятами за ним пойдет-побежит, встанет в сторонке сказку послушать. Почему в сторонке? Да потому, что взрослый уже, неудобно с дитями сидеть, уши развешивать. Вот и дичился немного. А со стороны посмотришь, взгляд детский, светлый, ага.

И вот однажды проходил той стороной старичок один, шарманщик. И под курткой драной на загорелой груди видна была у старичка того тельняшка полосатая. Моряк, видно, был в молодости. Сейчас-то что, сейчас-то разве что рыбку с берега половить, годы большие, какие уж тут моря.

И рассказал он историю одну, про зеленый луч. Дети слушали, рты разевали, да и человек наш, взрослый который на первый взгляд, тож не отрывался.

А история про то была, что каждый вечер, как солнце садится, в самый последний миг перед тем, как за горизонтом скрыться, кромка солнечная зеленой становится. И если поймать этот самый момент, взглянуть на солнце, увидеть этот изумрудный цвет, то с того самого дня, как поймают твои глаза зеленый луч, поселится в твоем доме счастье. И ни тебя, ни близких твоих никогда уже не покинет.

Рассказал историю старик в тельняшке, а сам дальше пошел, на север. Туда, где ветра суровы, а люди просты, и любой гость в доме, как брат родной.

Дети посмеялись, да разбежались по делам своим детским, а человек остался.

О чем подумал, чего решил, непонятно. А только стали люди замечать, что каждый вечер стал он выходить на крыльцо и как бы украдкой взгляд на горизонт бросать, туда, где солнце вечернее ко сну отходит. Взрослым-то непонятно, а дети сразу смекнули, растолковали родителям. Зеленый луч, говорят, ловит, счастье ищет свое. Ну, родители-то, известное дело, у виска покрутили, да к своим делам вернулись, и оставили соседа с его чудачествами.

Время шло, и стали люди замечать, что сосед их как бы прихварывать стал. Глаза опухшие стали, красные, как у вампира. Сам-то улыбается, и работу свою справно вроде делает, а все ж и слепому видать - не в порядке человек, больной. Ну, понятное дело, каждый день на солнце смотреть, это вообще без глаз можно остаться. И стали люди ему говорить:

- Ну на кой черт тебе такие моционы? Ты хоть одного человека знаешь, кто луч этот зеленый поймал?

А он улыбается, и говорит:

- Нет, да и неважно это. Если что, я первым буду.

- И что же, не больно тебе на солнце-то смотреть?

- Да почему ж не больно? Больно так, что хоть караул кричи. Сколько раз выхожу, а все привыкнуть не могу. Больно, как в первый раз.

- Ну так зачем?

- Надо мне.

Ну что сказать? Только рукой махнуть...

Прошло еще время. Переехал человек из деревни подальше в степь. Там горизонт, говорит, почище, мне удобнее. А про себя подумал еще (промолчав, чтоб не обидеть): ну и от приставаний людских подальше. Посудачили люди пару дней, да и забыли чудака. Что у них, своих дел нету, что ли?

Много времени прошло, и дом его старый травой зарос. На свадьбе у соседей двое стариков как-то разговорились, вспоминая старые времена, ну и рассказали молодоженам про странного соседа, что жил тут лет двадцать-тридцать назад. Невесте интересно стало:

- Ну а вот интересно, поймал он свой луч-то, или так и ослеп?

- Да фиг его знает, мы ж его с тех пор не видели. Человек он был хороший, так что лучше б поймал. А хоть и не поймал, все лучше в надежде мучиться, чем без надежды прозябать.

...

Вышла молодая жена вечером на крыльцо, и тут же вернулась. Так, на пару секунд, ничего не принесла, не вынесла. Только глаза чуть покраснели, будто плакала. Муж спрашивает:

- Ты куда ходила-то?

- Да так, надо мне...

Шахерезада пошла делать финотчет аптечной сети...


13:22 

Сказка первая (если считать про глаза дракона, так вторая :) )

Эх, в Каноссу - да на танке!
Сказочник, сказочник... А на самом деле таких вот сказок, оформленных по уму, у меня всего несколько штук. Остальные либо мгновенно рождались и тут же выкладывались в дискуссии (типа сказки о короле, который заботился о личной жизни подданных или о старике и двух странниках), либо потерялись (а по второму разу сказки писать - это не по мне), либо слишком короткие для того, чтобы их можно было назвать сказкой (типа о дервише и лепешке).
Как бы и эти не потерялись. Выложу-ка я их сюды. Опять же, что скрывать, люблю я их и хочу, чтобы побольше народу их видело.
Ну, стало быть, поехали...


Сказка о дороге на земляничные поля

Это просто сказка. Из тех, что читают детям бабушки, сев на край кроватки, надев очки и склонившись над толстой книгой. Может быть, на обложке той книжки нарисован дракон, а может, заяц с морковкой. Нам с вами это будет без разницы, потому что в этой сказке ни тех, ни других не наблюдается.

Жил на свете человек. Не сказать чтоб сильно интересной была его жизнь: ярких событий, типа встречи с драконом или, допустим, лягушек-трансформеров, не наблюдалось вообще, а остального было не больше и не меньше, чем у других. Как и у всех, бывали у него в жизни минуты счастливые (например, когда, сидя на завалинке, он щурился от солнца и наблюдал за возней своих маленьких сыновей, играющих с большой доброй собакой), были и горестные (например, когда пару лет назад он копал под проливным дождем могилу для умершей жены). Но зато, когда лучшие годы остались позади, он точно знал, что прожиты эти годы были не зря. Потому что, пусть и поздно, пусть и в самом конце, он понял, какой путь он должен был избрать вначале, чтобы достичь того, к чему стремилась его душа все эти годы. И пусть не ту дорогу он выбрал, но у него было семь сыновей, и он надеялся, что кто-нибудь из них сделает правильный выбор…

Пришло время, вывел он сыновей на крыльцо, и сказал:

- Вы выросли. Здесь и сейчас вы сделаете выбор. Перед вами – две дороги. Перед тем, как выбрать, спросите меня о том, что я знаю. Я вам отвечу, и вам будет легче выбирать…

Сыновья спросили:

- Которая дорога легче?

Отец вздохнул:

- Та, которая идет через поле.

Сыновья узнали все, что им нужно было узнать. Собрали они заплечные мешки в дорогу, и отправились в путь по той дороге, что шла через поле. Все шестеро…

Седьмой, младший сын в это время где-то шарашился, как обычно. То ли на облака смотрел, то ли на бабочек любовался … В общем, опоздал он. И когда прибежал он домой, старшие сыновья уже давно скрылись за поворотом дороги, что шла через поле. А отец стоял на крыльце, прикрыв ладонью глаза от солнца, смотрел им вслед, и глаза его были грустны.

- Ну что, сынок, тебе тоже надо сделать свой выбор! – сказал он седьмому сыну. – Спроси меня о том, что я знаю, и я отвечу. И тогда выбор твой будет легче.

Седьмой сын спросил:

- А что ждет меня в конце этих дорог?

Отец посмотрел на сына, и искорки радости заблестели в его глазах:

- В конце той, что идет через поле, ждет тебя кров и пища. Корова на лугу и харчевня по субботам. Только небо там серое и цветы не растут. Почти как у нас…

- А другая? Та, что идет через лес и взбирается на гору?

- Эта дорога приведет тебя в земляничные поля.

Сын посмотрел на отца, и пошел собираться в дорогу. Не стал он спрашивать, длинна ли та дорога, и легко ли по ней идти. И хватит ли у него сил пройти ее до конца. И правильно не спросил. Потому что отец этого и сам не знал.

Взял он с собой в дорогу еды на три дня и запасные башмаки. И пошел, насвистывая, по дороге, что шла через лес и взбиралась на гору…

Дорога была очень трудной. Днем он шел, сбивая башмаки об острые камни, глотая пыль, перепрыгивая через корни деревьев и карабкаясь по горам. А ночью отдыхал у костра, накрывшись плащом и засыпая под убаюкивающие танцы бликов огня, пляшущих на его усталом лице.

Когда его братья прошли половину пути, седьмой сын взобрался на гору. Еда в котомке давно кончилась, и питался он тем, что мог добыть в дороге. Иногда – жареные каштаны, а иногда и просто клевер-траву жевал, чтоб хоть чем-то желудок успокоить…

Когда его братья закончили свой путь, седьмой сын шел берегом моря. Соленые брызги хлестали по лицу, а надоедливые чайки все целили в глаза и норовили нагадить на голову. Потому что такова природа этих птиц…

Когда его братья поднимали кружки с брагой в харчевне, он закрывал лицо рукавом, пытаясь сберечь глаза от пыльного ветра, и громко проклинал себя за то, что не легкую дорогу он выбрал. А выбрал он дорогу незнамо куда, и хоть прошел он уже очень далеко, но до сих пор не знает, скоро ли конец пути, и прошел ли он хотя бы половину…

А когда его братья обнимали жен в жаркой темноте ночи, седьмой сын кутался в лохмотья, что остались от его плаща, и засыпал у костра. И снились ему земляничные поля под ярким солнцем, чей аромат сводит с ума шмелей, со смешным звуком падающих прямо на зелено-розовый ковер и изнемогающих от сладости…

Неизвестно, как далеко зашел седьмой сын по той дороге, что вела его к земляничным полям, глее солнечные блики играют на крыльях стрекоз, а розовое душистое цветение сменяется алой сладостью изобилия. Потому что спросить не у кого. Те, кто уходят по дороге, ведущей через лес и взбирающейся на гору, не возвращаются обратно в Серые Холмы. А те, кто гремит по субботам глиняными кружками в харчевнях, не знают и знать не хотят ничего о том, как пронзительна песня жаворонка, купающегося в голубом небе над земляничными полями поутру…

Следующая сказка, как оно водится у всяких порядочных Шахерезад, будет завтра :rolleyes:


07:06 

lock Доступ к записи ограничен

Эх, в Каноссу - да на танке!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:12 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Походил по дайрикам. Кнопочка "Случайный дневник", билет на автобус без номера. В основном либо бред, либо самолюбование. Но это все статистика, в жизни на самом деле полно и того и другого. Так что размышлять и препарировать тут особо нечего.

А вот почитал один дневник... ну, как бы сказать... не то чтобы "старого знакомого". Знакомы-то мы как раз не очень шибко были, но достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что и слава богу.
Много читал. На самом деле руки у человека оттуда растут, ничего не скажу. И стиль есть, и темы не пустые, и фантазия работает. И, что самое главное, логика в наличии. Пишет красиво, в общем. Особенно если на отвлеченные темы. Рассказик там, хуязик... Мне вот, например, никогда и в голову не могло прийти написать что-то от имени ядра плутония. А ему пришло. Приятное такое впечатление создается. Мда.

Но вот что удивительно, это не мешает ему при всем при этом оставаться совершеннейшим, извините, пидарасом в личностном плане. Потому что как только речь заходит о конкретных людях и ситуациях, писатель отходит на второй план, а на сцену вылезает мизантропическое чмо. Которое выглядит тем противнее, что свои тезисы оно подкрепляет довольно складным псевдофилософским пиздежом.
Например, если тебе в грубой форме указали на недопустимость курения в непредназначенном для этого месте, можно свободно дать в морду (при ребенке причем) и потом отпиздеться какой-нибудь сентенцией на тему "правд всегда как минимум две".
Или завести бодягу про необходимость установки пулеметов на перекрестках, крича о том, что толпа - это быдло, а настоящую ценность имеет только индивидуальность.
А если кто-нибудь озаботится спором, мгновенно окуклиться, заявив, что каждый человек смотрит на вещи по-разному.

И вот я сижу и думаю. Что толку в фантазии, чувстве юмора и легком слоге, если ты не понимаешь, кто ты такой, для чего ты пришел в мир? И, самое главное, что из себя представляет этот самый мир, в котором ты с таким свободолюбивым видом норовишь при случае насрать прямо на главной площади (по крайней мере, на словах)?
И что толку в размышлениях о правде, если эту правду ты не уважаешь, дробя ее на множество бессмысленных точек зрения, и эта бессмысленность делает тебя свободным от стремления к ней?

15:09 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Нуивонахуй этот дизайн. Накачал себе обоев, даже установить их не могу. Дизайнер хуев...
Ну хотя все это некритично, конечно. Но все равно стыдно немного (причем неизвестно перед кем; скорее всего перед Стрингером :gigi:), что уж чего-чего, а вот этого я вообще делать не умею.
Что же касается этой байды слева (типа там фак, техподдержка, сообщества и прочая б/п очполезная фигня), то я туда даже залезать боюсь. Чтобы не уронить свою самооценку окончательно с высоты третьего этажа.
В общем, я:kapit:

13:18 

Эх, в Каноссу - да на танке!
"Бедный Дунк, темный, как погреб" (с) Мартин
Полчаса сидел и думал, где тут и как запись добавлять. Оказалось, пришел в свой собственный дневник из дневника Стражей, и могу его только просматривать:shame:
А вообще запись сделал, чтобы дневник опять не окуклился. У меня большие планы :gigi:

17:53 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Сказка о глазах дракона

Эпиграф (sms-переписка рыцаря и принцессы):
1. Ты допустила только одну ошибку: Не доказав обвинила другого человека, многократно оскорбила меня, назвав дураком, помогла украсть два года моей жизни
2. Отношения завершены. Оставайся со своим Томом, Элькадией и прочими



Сказки – как жизнь. Прекрасны и удивительны, если смотреть в глубину, безыскусны и примитивны, если читать по диагонали, жуя бутерброд и переворачивая страницы в метро по дороге на работу. В сказках, как в жизни, лица сменяют друг друга, и можно взглянуть на очередную сказку как на всего лишь еще одно лицо в толпе, такое же типовое, как и все песчинки в плотном потоке пустынного самума, несущего нас в могилу. А можно, приглядевшись, увидеть прозрачные грани хрустальной души и насладиться игрой солнечных зайчиков на трогательно хрупких узорах человеческой сущности…
Рыцари и принцессы, драконы и единороги, короли и шуты, сражения и любовь. В каждой сказке рыцарь бьется с драконом, а Рапунцель ждет своего принца, задумчиво переплетая косу, в то время как закат кровью раскрашивает шпиль башни, в которой она томится.

В нашей сказке тоже будет рыцарь. И прекрасная дама, что поит прохладным вином разгоряченного в непрестанных сражениях воина, и снимает с него, спящего, доспехи, когда он падает без чувств, чтобы забыться до утра, и с рассветом ринуться в новый бой. И будет дракон. Да, мои хорошие, дракон, чье существование мешает людям наслаждаться своим счастьем в тишине и покое. Огромное чудовище, оплавленным камнем оставляющее след своего дыхания в горах, крылья которого поднимают ветер, вырывающий с корнем вековые стволы деревьев.

Rаждое утро наш рыцарь уходил биться с чудовищем. И каждый вечер возвращался домой обессиленным. Ибо, хоть и могуч был рыцарь, дракон есть дракон – мрачное чудовище, и сил у него тоже невпроворот. Зубы его, сказывают, длиннее двуручных мечей, а дыхание ядовито, как болотные испарения. И потому, хоть и выходил на битву рыцарь поутру, едва поевши, и возвращался домой затемно, не мог он одолеть злобного монстра.

Его принцесса все понимала, и чем могла, пыталась облегчить тяжелую участь рыцаря. Но чем может помочь женщина? Удел рыцаря – воевать. Удел женщины – ждать. И она ждала…

День за днем проходил, год за годом. И вот однажды, зимним вечером, глядя на усталое лицо спящего рыцаря, принцесса решилась. Одела она доспехи, обняла тонкими пальцами рукоять тяжелого меча, и ушла в ночь. С драконом биться. Ибо решила она, что нельзя просто ждать, и пришло время положить и свою невеликую силу на чашу весов бесконечного противостояния. Может быть, именно ее удар сломает безысходность судьбы ее любимого. А если и нет, она обязана рискнуть. Попробовать. И пусть она погибнет в бою, но хоть одна из тысяч голов чудища покатится по склону, и ее любимому наутро будет чуть легче в бою…

Дракон спал. И выглядел он почему-то совсем не так, как представлялось принцессе. Голова у него была всего одна, и дыхание вырывалось из груди не медвежьим рыком, а тихим детским сопением. Крылья его были большими, но при взгляде на них принцессе пришла в голову мысль не о том, что они способны закрыть белый свет, а о том, что на них можно взлететь поближе к солнцу. И вообще он какой-то нестрашный был, этот дракон.

Принцесса поймала себя на мысли, что убить дракона спящим она не сможет. И она решила подождать. Ничего, говорила она себе. Пусть чудовище проснется, и последним, что оно увидит перед смертью, будет сверкающий клинок рыцаря в руках женщины.
Дракон пошевелился, и принцесса поудобнее перехватила рукоять двуручника в руках. Сейчас, монстр откроет свой огромный желтый глаз с вертикальным зрачком, и попытается напасть, хлопнув крыльями! Но принцесса была уже готова к удару, и знала, что, как бы ни был быстр дракон, возмездия ему не избежать. Сейчас… сейчас…

Дракон потянулся и открыл глаза. И принцесса выронила меч от неожиданности. Ибо не кошачьими и не птичьими были глаза дракона. Не полыхало в них черное пламя злобы, и не играли в них огненные языки ненависти. Дракон смотрел на принцессу спокойным взглядом серых, почти голубых глаз. Человеческий взгляд. И были глаза дракона до невозможности похожи на глаза ее рыцаря, что спал сейчас в замке и набирался сил перед утренним сражением.
- Здравствуй, принцесса – прогудел дракон.
- Здравствуй, дракон.

Дракон смотрел на девушку, и молчал. А ей тоже сказать было нечего. Ибо все слова угроз и обещаний возмездия выветрились из ее головы под взглядом серых драконьих глаз. Так и стояли они друг против друга молча до тех пор, пока рассвет не позолотил верхушки деревьев. А потом принцесса развернулась и ушла. Обратно, в замок.

А когда она вернулась, рыцарь как раз проснулся. Принцесса подала ему полотенце, и долго смотрела на него, пока он умывался, смешно фыркая и мотая головой.
И когда он торопливо ел, боясь опоздать на битву, она сидела напротив, и, подперев кулачками подбородок, смотрела в его серые глаза, полные уверенности и силы.
- Знаешь, я сегодня видела дракона.
Рыцарь посмотрел на принцессу, прищурившись:
- И что?
Принцесса замялась, но потом все-таки выдохнула:
- Не убивай его, прошу тебя!
Ничего не ответил рыцарь. Но серые глаза стали холодными, как лед. Молча одел он шлем и кольчугу, перекинул через плечо перевязь с огромным мечом. Принцесса смотрела на него не отрываясь, но он даже не глянул в ее сторону. И только на пороге оглянулся. Принцесса подумала, что сейчас он скажет «Я люблю тебя». Но рыцарь посмотрел на нее серыми льдинками глаз, и сказал:
- Ты предала меня.
И ушел.

А принцесса осталась одна. Поскольку всю ночь она не сомкнула глаз, она упала на кровать, и уснула. И снились ей серые глаза. Принцесса все гадала, о чем они ей скажут, о предательстве или о любви. Но глаза молчали, и ничего не говорили. И только серый туман все плотнее застилал взгляд принцессы, становясь все темнее и плотнее. Пока не превратился в непроглядную тьму…
(с) маё

10:30 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Кто про что, а вшивый про баню. Мда.
Нет, не потому что я мономан зацикленный. Просто потому, что в этом месте скапливаются мысли, которые по тем или иным причинам либо неудобно, либо некультурно, либо просто некстати высказывать вслух при большом скоплении народа.
И так получается, что не предназначенные к публикации мысли и эмоции так или иначе связаны у меня, как правило, с одной и той же группой людей. А именно Паладином и немногочисленным сообществом его так называемых "настоящих друзей". Причем, по моему глубокому убеждению, ни Мурре, ни Айфрит, ни Кес "настоящими друзьями" для него не являются.
Настоящий друг Паладина - это тот, кто всегда на 100% согласен с его мнением и для кого авторитет Паладина настолько высок, что ради него этот друг может залезть в самую грязную выгребную яму, пнуть дохлую собаку или загрызть живьем человека, не спрашивая, правильно ли это, и довольствуясь только и исключительно тем, что это будет полезно Палу в достижении его целей.
Можно выразиться и менее пространно. Настоящий друг для Паладина - это человек, которого можно поставить "под ружье".
Мурре и Кесрит убеждены в том, что общение с ними положительно влияет на Паладина. Он становится не так резок в суждениях, не упорствует в своих заблуждениях и вообще выглядит не так зловеще, как в ноябре 2005 года, когда все желающие и нежелающие могли воочию убедиться в том, что личности окружающих людей для Паладина важны лишь постольку, поскольку они могут помочь ему достигать поставленных им перед собой целей. То есть, грубо говоря, абсолютно все для него являются либо врагами, либо пушечным мясом. И чем больше у него под рукой "пушечного мяса", тем выше его шансы в его личной борьбе с его личными врагами.
Мурре и Кес ошибаются. Просто Паладин перестает говорить с ними на темы, в которых они с ним не согласны. Из общения исчезает большая часть негатива, и картина выглядит более многообещающей. Но вывод, что Паладин излечивается, неверен в корне. Его точка зрения в результате общения с ними не изменяется ни на йоту.
Паладин - лжец. Он знает, что Арраен и Эля никогда не станут для него деревянными солдатиками, голосами которых он без оглядки на их мнение он может пользоваться в столкновениях с Томом Семеркой, Оводом, Зимой или просто в публичных выступлениях. В результате этого они автоматически трансформируются в его мозгу из друзей во врагов. И он прикладывает массу усилий, чтобы испортить им жизнь. Причем делает это скрытно, чтобы результаты этих усилий, с одной стороны, были в наличии, а, с другой, никто до поры не имел возможности связать их с личностью Пала. Он обрабатывает в личном общении Скайю Куадес, под шумок рассказывая гадости про морально развращенную Элькадию и нецеломудренного Арраена. А чтобы его голос был не так одинок, он подключает к обработке своих "настоящих друзей". Я точно не знаю, конечно, и гадать не берусь. Но что без Ангела и Даат там не обошлось, это точно.
В конце концов его усилия приносят свои плоды. Ему не удалось сделать Скайю своим "настоящим другом", но зато морально надломленная девушка, душа Аквилонии, на которой держалась большая часть игры и общения, не вынесла непрекращающегося скрытого, персонально ей предназначенного потока гадостей в адрес людей, которых она считает хорошими, просто ушла с форума. Что Пал, конечно, может занести себе в актив, ибо негатива у Арра и Эли в связи с этим прибавилось огого.
При этом внешне Пал сохраняет доброжелательное выражение лица, не давая повода кому-либо усомниться в широте своей души. И Кес, и Арру, и Эле он всячески показывает свое расположение. Ну а как же иначе? Не будешь же той же Кес объяснять, что Арраен не оправдал надежд, и поэтому его нужно уничтожить, пока он, не дай мог, не переметнулся в лагерь врагов! А то, что Т7 - его друг, доказывает, что этот момент не за горами. Если уже не произошел. Тактика превентивных ударов, азбука полководца...
До сего момента мое отношение к палу (в спокойном состоянии, по крайней мере) было как к больному человеку, чья болезнь опасна для окружающих. Вчера оно изменилось. И если бы Пал был ясновидящим, я думаю, его картина будущего не порадовала бы.

Я тоже не ясновидящий, и не могу знать, что будет в будущем. Но в моей голове не смолкает голос, твердящий одну и ту же фразу:

- ЕСЛИ Я ОБЪЯВЛЮ ВОЙНУ, КЛЯНУСЬ, ТЫ УВИДИШЬ ЕЩЕ ОДНО МОЕ ЛИЦО!!!! (c) Малькольм Рейнольдс, капитан "Серенити". Независимая Армия. Доброволец.

Я объявил войну. И то, что мой кровник еще об этом не знает, ничего не значит. Я тоже умею воевать. И не успокоюсь, пока эта мразь не исчезнет навсегда. Мне все равно, пожрет ли она сама себя или ей придется помочь.

18:42 

Эх, в Каноссу - да на танке!
Друзья говорят мне, что я - золотой человек, хоть пробу ставь одними девятками. Я своих друзей тоже очень люблю, и считаю, что за всю биографию Тома Семерки, давным-давно выпрыгнувшего из рамок, которые определил для него финансовый директор фирмы с оборотом с 2 млрд. руб. в год, лучшее, чего он достиг, что нашел и чем обзавелся - это друзья. Это большая ценность, настоящее сокровище.

Враги говорят, как правило, за спиной. В асях друг с другом, или убеждая, как бы ненароком высказываясь, в беседах с людьми, которые меня мало знают. Говорят, что я жуткий матершинник (насчет жуткости не знаю, но тут, конечно, есть где себя править, однозначно). Что склочник и задавака. Беспринципный лжец, затевающий конфликты только из любви к ним. И самое главное, конечно, что я - цепная собака Овода, лающая по заказу на всякого, кого он укажет. То, что я не разговаривал с Оводом уже с полгода (потерял контакт после смены номера сдохшей аси, да и раньше не очень-то активно общались), для них абсолютно ничего не значит.

Люди сторонние, как правило, относятся ко мне настороженно. Меня это иногда расстраивает, но, с другой стороны, я понимаю, что общение со мной без психу выдержит не всякий. Я люблю людей, да, очень. И для меня имеет значение, что думает обо мне человек, чей ник, мабуть, даже и на глаза-то мне ни разу не попадался. Но каким-то образом получается, что мои слова и точка зрения в том виде, как я ее высказываю, как правило, являются не своевременным аккордом с музыке общения, а гранатой Ф-5, попадающей в центр мишени, установленной для упражнений лучников и разносящей к ебеням значительную часть стрельбища.

Видимо, я просто невоспитан, о чем так любит повторять Светлый Ангел. Говорить научился, а заботиться о состоянии чужих ушей - не очень.

Проповедь святого Патрика

главная